Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю

Дни ноября сложились в журавля, он улетел, исчез за облаками. (с)







всё будет правильно, на этом построен мир.








URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:04 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
[more]Прокуратор Иудеи



Пятого декабря тысяча девятьсот сорок седьмого года в бухту Нагаево вошел пароход «Ким» с человеческим грузом. Рейс был последний, навигация кончилась. Сорокаградусными морозами встречал гостей Магадан. Впрочем, на пароходе были привезены не гости, а истинные хозяева этой земли — заключенные.

Все начальство города, военное и штатское, было в порту, все бывшие в городе грузовики встречали в Нагаевском порту пришедший пароход «Ким». Солдаты, кадровые войска окружили мол, и выгрузка началась.

За пятьсот километров от бухты все свободные приисковые машины двинулись к Магадану порожняком, подчиняясь зову селектора.



Мертвых бросали на берегу и возили на кладбище, складывали в братские могилы, не привязывая бирок, а составив только акт о необходимости эксгумации в будущем.

Наиболее тяжелых, но еще живых — развозили по больницам для заключенных в Магадане, Оле, Армани, Дукче.

Больных в состоянии средней тяжести везли в центральную больницу для заключенных — на левый берег Колымы. Больница туда только что переехала с двадцать третьего километра. Приди пароход «Ким» годом раньше — ехать за пятьсот километров не пришлось бы.

Заведующий хирургическим отделением Кубанцев, только что из армии, с фронта, был потрясен зрелищем этих людей, этих страшных ран, которые Кубанцеву в жизни не были ведомы и не снились никогда. В каждой приехавшей из Магадана машине были трупы умерших в пути. Хирург понимал, что «легкие», транспортабельные, те, что полегче, а самых тяжелых оставляют на месте.

Хирург повторял слова генерала Риджуэя, которые где-то сразу после войны удалось ему прочитать: «Фронтовой опыт солдата не может подготовить человека к зрелищу смерти в лагерях».

Кубанцев терял хладнокровие. Не знал, что приказать, с чего начать. Колыма обрушила на фронтового хирурга слишком большой груз. Но надо было что-то делать. Санитары снимали больных с машин, несли на носилках в хирургическое отделение. В хирургическом отделении носилки стояли по всем коридорам тесно. Запахи мы запоминаем, как стихи, как человеческие лица. Запах этого первого лагерного гноя навсегда остался во вкусовой памяти Кубанцева. Всю жизнь он вспоминал потом этот запах. Казалось бы, гной пахнет везде одинаково и смерть везде одинакова. Так нет. Всю жизнь Кубанцеву казалось, что это пахнут раны тех первых его больных на Колыме.

Кубанцев курил, курил и чувствовал, что теряет выдержку, не знает» что приказать санитарам, фельдшерам, врачам.

— Алексеи Алексеевич, — услышал Кубанцев голос рядом. Это был Браудэ, хирург из заключенных, бывший заведующий этим же самым отделением, только что смещенный с должности приказом высшего начальства только потому, что Браудэ был бывшим заключенным, а еще с немецкой фамилией. — Разрешите мне командовать. Я все это знаю. Я здесь десять лет.

Взволнованный Кубанцев уступил место командира, и работа завертелась. Три хирурга начали операции одновременно — фельдшера вымыли руки, как ассистенты. Другие фельдшера делали уколы, наливали сердечные лекарства.

— Ампутации, только ампутации, — бормотал Браудэ. Он любил хирургию, страдал, по его собственным словам, если в его жизни выдавался день без единой операции, без единого разреза. — Сейчас скучать не придется, — радовался Браудэ. — А Кубанцев хоть и парень неплохой, а растерялся. Фронтовой хирург! У них там все инструкции, схемы, приказы, а вот вам живая жизнь, Колыма!

Но Браудэ был незлой человек. Снятый без всякого повода со своей должности, он не возненавидел своего преемника, не делал ему гадости. Напротив, Браудэ видел растерянность Кубанцева, чувствовал его глубокую благодарность. Как-никак у человека семья, жена, сын-школьник. Офицерский полярный паек, высокая ставка, длинный рубль. А что у Браудэ? Десять лет срока за плечами, очень сомнительное будущее. Браудэ был из Саратова, ученик знаменитого Краузе и сам обещал очень много. Но тридцать седьмой год вдребезги разбил всю судьбу Браудэ. Так Кубанцеву ли он будет мстить за свои неудачи...

И Браудэ командовал, резал, ругался. Браудэ жил, забывая себя, и хоть в минуты раздумья часто ругал себя за эту презренную забывчивость — переделать себя он не мог.

А про себя решил: «Уйду из больницы. Уеду на материк».



...Пятого декабря тысяча девятьсот сорок седьмого года в бухту Нагаево вошел пароход «Ким» с человеческим грузом — тремя тысячами заключенных. В пути заключенные подняли бунт, и начальство приняло решение залить все трюмы водой. Все это было сделано при сорокаградусном морозе. Что такое отморожение третьей — четвертой степени, как говорил Браудэ, — или обморожение, как выражался Кубанцев, — Кубанцеву дано было знать в первый день его колымской службы ради выслуги лет.

Все это надо было забыть, и Кубанцев, дисциплинированный и волевой человек, так и сделал. Заставил себя забыть.

Через семнадцать лет Кубанцев вспоминал имя, отчество каждого фельдшера из заключенных, каждую медсестру, вспоминал, кто с кем из заключенных «жил», имея в виду лагерные романы. Вспомнил подробный чин каждого начальника из тех, что поподлее. Одного только не вспомнил Кубанцев — парохода «Ким» с тремя тысячами обмороженных заключенных.



У Анатоля Франса есть рассказ «Прокуратор Иудеи». Там Понтий Пилат не может через семнадцать лет вспомнить Христа.



1965[/MORE]

@темы: (с)

22:27 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Я тебя уберегу...




не уберег...





Я выношу с поля боя

Тело светлой надежды.

На моем плече мудрый ворон

Держит склянку с живой водой.

Мы конечно же все исправим,

Будет даже лучше, чем прежде...

Только мнится, смотрюсь я старше

Лет на двести, когда седой... (с)

@темы: ст

21:24 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
"Окинь мысленным взором хотя бы отдаленные времена Веспасиана, и ты увидишь все то же самое, что происходит и теперь: люди вступают в брак, воспитывают детей, болеют, умирают в ужасных страданиях, ведут войны, справляют празднества, путешествуют, обрабатывают землю, предаются высокомерию, подозревают друг друга, злоумышляют на ближнего, желают его смерти, ропщут на судьбу, добиваются почестей или даже пурпура. Но что сталось с ними всеми? Они исчезли как дым. Так и мы исчезнем, и в этом нет ничего необычайного...

Необходимо приучить себя мыслить и действовать так, как будто конец жизни уже наступает..."

Марк Аврелий

@темы: (с)

22:06 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Любовь-режиссёр с удивлённым лицом, снимающий фильмы с печальным концом

А нам всё равно так хотелось смотреть на экран

@темы: (с)

19:40 

Холодно мне..

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
взмокнет перчатка, взорвется мотор навзрыд,
мокрый асфальт засветится сотней лун.
знаешь, так сильно может тебя любить
лишь сумасшедший, ждавший тебя одну.



мокрый асфальт - я опять вылетаю в юз,
встречные фары жсстко швыряют свет.
если ты будешь верить в моё "вернусь",
можно строить прогнозы на сотни лет.



шины гудят, напряжение спит в груди,
скорости вверх, обороты - до красных зон.
знаешь, так нежно может тебя любить
тот, кто умеет ночами хранить твой сон.



к черту приличия, дальний - в разметку вжать,
все объяснения, как поворот назад.
знаешь, так жадно может тебя желать
тот, кто привык дорогам смотреть в глаза.



и остается только до дна допить
бешенство скорости (ветер - почти тайфун!)
знаешь, так сильно может тебя любить
лишь сумасшедший, знавший тебя одну.

@темы: ст

22:23 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Отрывок нашего изложения по русскому ( пишу по памяти, поэтому может получится не так красиво, как в оригинале, но текст потрясающий ). Я была под впечатлением. Большим впечатлением.



Война разворачивает всё вокруг, как музыка разворачивает душу.

Война разворачивает дома, обнажая лица святых и мадонн, смотрящих с церковных стен в небо светлыми голубыми глазами через сажу и копоть. Война изменяет человека, делает его черствее и музыка, когда-то вызывавшая чувство бесконечной печали и восторга, такие, что хотелось умереть, теперь закоменела в сердце, растворилась в нем и стала им самим.

С тех пор, как я услышал эту музыку в детстве и испытал эти чувства, повидал я столько смертей, что не было для меня более ненавистного слова, чем смерть.

И музыка органа в развалинах церкви напротив теперь звучит как боевой клич, заставляя куда-то идти, что-то делать, чтобы остановить войну, чтобы люди не чувствовали той боли и страданий, чтобы они не жались у развалин, а могли вернутся в тёплые дома к друзьям и родным,

чтобы небо, вечное небо не подбрасывало взрывами.

@темы: (с)

22:21 

Ричард Бах ______ Мост через вечность

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Почему обязательно случается так, что самые продвинутые из людей, те, чьи учения живут веками, пусть в несколько извращенной форме религий, почему эти люди непременно должны оставаться одинокими?



Почему мы никогда не встречаем лучащихся светом жен или мужей, или чудесных людей, которые на равных делят с ними их приключения и их любовь? Те немногие, кем мы так восхищаемся, неизменно окружены учениками и любопытными, на них давят те, кто приходит за исцелением и светом. Но как часто мы встречаем рядом с кем-нибудь из них родственную душу, человека сильного, в славе своей равного им и разделяющего их любовь? Иногда? Изредка?



Я невольно сглотнул - в горле пересохло.



Никогда.



- Самые продвинутые из людей, - подумал я, - оказываются самыми одинокими!



Может быть, у совершенных нет родных душ потому, что они переросли все человеческие потребности?



Никакого ответа от голубой Веги, мерцающей в своей арфе из звезд.



Достижение совершенства в течение всего множества жизней - это не моя задача. Но эти люди - ведь им, вроде бы, предначертано указывать нам путь. Утверждал ли кто-либо из них: "Забудьте о родственных душах, родственных душ не существует?"



Неторопливо стрекочут сверчки: "Может быть, может быть".



Это стало каменной стеной, о которую разбились последние мгновения вечера.

@темы: (с)

22:34 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Составляя опись ненужных вещей, не медли.
Все равно кто-нибудь да достанет тебя из петли,
сколько бога ни зли, - снизойдет, простит, пожалеет,
и избавит тебя от любви и всего, что с нею.


А потом зачерствеет наружная корка сердца,
и уже никому не войти в него, не рассесться -
по Преверу - с утра кофеек au lait попивая...
Почему? потому что слово не убивает.


Убивает другое: бесплодность любых усилий.
Вот трава - проросла, а к осени - покосили.
Вот любовь - проросла, а напрасно, что в фас, что в профиль...
Вот такие дела, мон амур. Допивай свой кофе.



Потому что мы оба далЁки от совершенства.
Потому что ценю красоту бытового жеста.
Центробежная сила выносит куда угодно.
Видит бог: я давно не едала такой свободы.

@темы: ст

23:04 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)



22:02 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)

Я смотрел в эти лица и не мог им простить
Того, что у них нет тебя и они могут жить









*печально-измученная улыбка*

21:56 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Мне не нравится лето - солнце белого цвета,
Вопросы без ответа, небо после рассвета.
Унеси меня, ветер, на другую планету,
Но только не на эту, где я всё потерял...


Все приборы врут, все, кто с нами - умрут.
Кольцевые дороги никуда не ведут.
Унеси меня, ветер, на другую планету,
Где чёрное небо, где меня не найдут.

@темы: ст

22:17 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
"Кровь и шоколад"








P.S. Хочу в Париж..

21:29 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
- Когда, мы влюбляемся, мы приоткрываем человеку своё сердце, как бы отдаём ему часть себя.. Я боюсь потерять эту часть..
- Не бойся, я эту часть тебя сохраню, буду её любить как и тебя.

21:49 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Над каштановым побегом,
В переплётах Мураками
Я люблю тебя огромным небом,
Я хочу любить тебя руками.



Мимо текут потоки воды и прохожих.
Я под зонтом пробираюсь почти вслепую.
Не любить меня – это так на тебя похоже.
Боже, Шекспир ошибся – Вероны не существует.



А если и существует – она не ближе,
Чем день, в который Джульетте исполнится двадцать.
Мне неизвестно, когда я тебя увижу.
Мне непонятно, зачем зонты итальянцам.



Ох, ну и лужа! А впрочем, такая же рядом.
Приду, заварю чай, позвоню подруге...
Мне снилось что-то увитое виноградом,
Но, говорят, виноград там только на юге.



Знаешь, любая глупость напоминает что-то.
Я иду и привычно думаю, как ты, где ты.
Кажется, дождь кончается. За поворотом -
Пятничный вечер. Прошлое лето. Пьяцетта.



Ирина Рубанова











***

@темы: ст

22:10 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Это просто июнь, и усталость чуть-чуть заметнее.
Я сдержалась бы и до осени, только незачем.
Босоножки и платья мои нестерпимо летние,
Так что можешь теперь меня целовать в предплечие.
Ты же знаешь, я по утрам невозможно нежная.
Мне так мало твоих торопливых прощальных... Господи,
Я устала твой запах лимонной цедры отслеживать
На чужой, проштампованной, слишком короткой простыни.
Я всю зиму носила что-то занудно-брючное
Или длинные юбки в клетку, такие мрачные,
Но теперь берегись: я тебя закручу, замучаю
В легкомысленных лямочках, ямочках, прядках, пальчиках,
И мы будем с тобой ненавидеть сентябрь, как школьники,
Но пока лишь июнь... Ты глядишь на меня опасливо.
Говори что угодно, а я отыскала родинку
У тебя на запястье.
И значит, мы будем счастливы.


Ирина Рубанова

@темы: ст

21:47 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)


Весна опять удивила, и любовь ей совсем не синоним
Пустота заполняет выжатое пространство сердца
...Если однажды не будет писем,
Значит, тебе отдадут мой крестик...






Я сдаюсь




Сидеть, смотреть в пустоту темноты.. чтобы исчезнуть..
Как там было.. смотреть на огонь, чтобы стать огнём..
Смотреть в небо, чтобы стать небом..











@темы: ст

17:54 

Крис Мартин - за мир во всём мире

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Движение хиппи давно утихло, но время от времени можно увидеть его последователей, людей, которые придерживаются сходных взглядов. Крис Мартин (Chris Martin), фронтмен группы «Coldplay», верит, что если бы Адольф Гитлер в своё время слушал Боба Марли (Bob Marley) и курил марихуану, то ему бы и в голову не пришла идея развязывать Вторую мировую войну.





«Я часто задумываюсь, может ли музыка изменить человека? Что было бы с нацистской Германией, если бы уже в то время существовала песня Боба «Exodus»? Могла бы вообще в такое время зародиться идея холокоста? Ведь давно замечено, что люди, у которых в детстве были сложные отношения с родителями, слушают агрессивную музыку. Я знаю, это звучит довольно-таки банально, но всё-таки я искренне верю, что музыка может менять человека, его характер, его мысли».

В конце интервью Крис добавляет: «Было бы интересно, какая бы ситуация сложилась сейчас, если бы Дик Чейни (Dick Cheney – вице-президент Америки) слушал «Ok Computer» группы «Radiohead». Я думаю, что мир бы улучшился. Ведь, чёрт возьми, если этот потрясающий альбом смог перевернуть мою жизнь, то почему он не сможет сделать того же с мировоззрением Дика?!».

@темы: (с)

18:03 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
- я не люблю когда ты говоришь так.
- ты не любишь правду?
- я не люблю когда _Ты_ так говоришь...
- все много проще. ты просто _меня_ не любишь.

18:24 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Ричард Бах



ПЕРСПЕКТИВА




...чтобы снова найти солнце, нужно просто взлететь выше облаков.

Сделать это было нелегко.
Существовали определенные правила, которым необходимо было следовать, если я действительно хотел достичь свободы ясного пространства. Если бы я по собственному выбору пренебрег существующими правилами и стал неистово бросаться по сторонам, настаивая не том, что я сам мог бы отличить, где верх, а где низ, повинуясь импульсам тела, а не логике разума, я бы неизбежно упал вниз.

Я открыл, что чем толще и темнее облако, тем дольше и внимательнее я должен следить за стрелками и вверить себя своему опыту, читая их показания. Я убеждался в этом снова и снова: если бы я продолжал подъем, я мог бы достичь пика любого шторма и наконец подняться к солнцу.

Приступив к полетам, я узнал, что с воздуха трудно увидеть границы, разделяющие страны, со всеми их небольшими дорогами, шлагбаумами и контрольными пунктами и знаками "Запрещено!" На самом деле с высоты полета я не мог даже сказать, когда я перелетал границу одной страны и вступал на территорию другой и какой язык был в моде на земле.

Поднимая правый элерон самолет накреняется вправо. и я нашел, что совсем неважно, какой он – американский или советский, британский или китайский, французский, или чешский, или немецкий, – не имеет значения и кто управляет им, и какие знаки различия нарисованы на крыле.

В своих полетах я видел это и многое другое, и все-все попадает под одну мерку. Это – перспектива. Это перспектива освобождает нас от иллюзий гибели солнца, наталкивая нас на мысль о том, что, если подняться достаточно высоко, мы поймем, сто солнце вовсе никогда и не покидало нас. Это перспектива показывает иллюзорности границ между людьми, и только в нашей собственной вере в существование этих барьеров они реальны. Реальны из-за нашего низкопоклонства и раболепия и постоянного страха перед их силой ограничивать нас. Это перспектива оставляет свою печать на каждом, кто поднялся первый раз в самолете: "Эй, снизу транспорт… машины как игрушки!"

По мере того как пилот учится летать, он открывает для себя, что машины внизу действительно игрушки. Чем выше поднимаешься, тем дальше видишь ее, менее значительными становятся дела и критические состояния тех, кто прирос к земле.

И когда время от времени мы проделываем свой путь по этой маленькой круглой планете, – полезно знать, что большую часть этого пути можно пролететь. И в конце нашего путешествия даже можно обнаружить, что перспектива, которую мы открыли для себя в полете, значит для нас нечто большее, чем все запыленные мили, когда-либо пройденные нами.

@темы: (с)

21:56 

я выйду из дома, дом взорвётся, увижу дракона, воткну ему в глотку меч, умру и стану богом.(с)
Разум-убийственная вещь. В прямом смысле. Убивает.

главная